Дом Гринфельда

пр. Советских космонавтов, д. 64
1913

Павел Гринфельд происходил из мещан. Родился в 1872 году в Кеми. Чуть не с восьмилетнего возраста начал нести свою морскую службу. Сначала в качестве мальчика, так называемого зуйка, на промыслах, а затем уже на морских судах. Ходил в море в качестве кока, матроса, штурмана и, наконец, в качестве капитана дальнего плавания на судах «Владимир», «Сергей Витте». Павел Гринфельд побывал за границей, на Дальнем Востоке и несколько раз пересекал экватор. Плавал на русских и иностранных судах, избороздил из конца в конец Белое море.

С 1901 года в течение одиннадцати лет Гринфельд служил в Товариществе Архангельско-Мурманского пароходства и считался одним из честных, исполнительных и аккуратных служак. Бессменно состоял редактором коллективного издания «Спутник Помора», пользовавшегося спросом благодаря умелому и довольно содержательному подбору статей и полноте сведений. Состоял членом Общества изучения Русского Севера, Общества моряков и отделения Общества судоходства. Не раз по приглашению участвовал в совещательных собраниях по разработке разных вопросов, касающихся местных нужд. В политических партиях не состоял, но в политической жизни губернии участвовал. Так, в 1912 году пробовал себя в избирательной кампании в Государственную думу IV созыва.

О том, как сложилась судьба Гринфельда после революционных событий 1917 года, мало что известно. В 1921 году он был капитаном на пароходе «Лозовский». Ходил из Архангельска в Вардё. От Гринфельда информация о репрессиях и терроре большевиков поступала через Вардё в Париж к генералу Е. К. Миллеру и в Лондон, а затем в Берлин к адмиралу И. Ф. Бострему... Согласно показаниям лейтенанта П. Л. Иванова, резидента «Центрального объединённого блока русской эмиграции» в Северной Норвегии, которые он дал на допросе в 1925 году в Архангельском ГПУ, Гринфельд был «очень серьёзным информатором» о репрессиях и терроре большевиков.

Для Архангельска прошлого века дом Гринфельда был органичной частью городского пространства. Сомасштабное человеку здание из природного материала — древесины, с характерным для архангельских домов эркером на углу, двумя отдельными входами и просторными комнатами с высокими потолками, заливавшимися светом множества окон. Конечно, за прошедшие десятилетия менялись его объёмно-планировочные решения, появлялись новые перегородки внутри, снаружи здание из строганого бруса впоследствии обшили тёсом. Удивительно при этом, что интерьеры дома сохранили оригинальную потолочную лепнину и межкомнатные распашные двери, придававшие зданию ещё больший шарм.

В мае 2019 года расселённый, завалившийся и потерявший все надежды на ремонт и восстановление дом Гринфельда сгорел в ночном пожаре.

На «заповедной улице» Архангельска в начале 2000-х была построена реплика дома Гринфельда — под № 43. Казалось бы, вот оно — спасение. Казалось бы, дом не потерян даже после пожара. Однако качество этой реплики — весьма низкое. Грубые формы, уход от объёмно-планировочных решений оригинала и сайдинг на стенах — всем этим новодел лишь отдаленно напоминает свой прототип. Это наглядно иллюстрирует проблематику Чумбаровки и уровень работы с воссозданием объектов культурного наследия в целом.

Источники информации: