Дом Вальневой

ул. Серафимовича, д. 35
1912

«Дом Е. Ф. Вальневой» был построен почтенной архангелогородкой в 1912 году для своей семьи. В молодости он был хорош: черты позднего классицизма, эркер в три окна, треугольный фронтон, тесовая обшивка — горизонтальная с вертикальным междуэтажным «поясом». Сейчас дом расселён и пришёл в упадок, накренился вправо, потолки провисли, крыльцо рассыпалось, в доме неоднократно случался пожар.

Согласно справочнику 1919 года, в доме было установлено два телефонных аппарата. Один зарегистрирован на Ивана Старобинца, второй — на Федора Вальнева. Очевидно, в то время в двухэтажном деревянном доме с эркером проживало всего две семьи. Уже в следующем, 1920 году, когда Архангельск был занят большевистскими войсками, жильцов дома уплотнили — квартиры Вальневых и Старобинцов были разделены на комнаты коммуналки.

В том же году по подозрению в связях с Временным правительством Северной области, столицей которого в годы Гражданской войны был Архангельск, был арестован Федор Михайлович Вальнев. Доказать его вину в «контрреволюционных преступлениях» не удалось, однако при обыске у него было изъято 9 фунтов мыла и 25 пачек спичек, и он был оставлен под арестом. Вальнев был достаточно известен в Архангельске: корреспондент городской газеты, член Архангельского общества изучения Русского севера, но главное — капитан дальнего плавания, водивший суда по Белому и Баренцеву морям. За него вступился полярный исследователь Рудольф Самойлович, чье слово оказалось весомым для сотрудников губернского ревтрибунала. Что оказалось важнее: научные заслуги Самойловича или его многолетний революционный стаж (в Архангельск его сослали в 1910 году, и уже здесь он влюбился в Арктику, которой посвятил жизнь) — едва ли удастся точно установить, но Вальнев был освобожден и реабилитирован. Уже в 1921 он командовал шхуной, на которой экспедиция Самойловича отправилась к Новой Земле. Их профессиональные пути пересекались еще не раз, и кто знает, если бы Федор Вальнев не умер в 1927 от инсульта, он вполне мог бы оказаться однодельцем Самойловича. В 1938 во Всесоюзном Арктическом институте была вскрыта «вредительская группа», и ее «главарь», директор института Р.Л. Самойлович был расстрелян.

Вальневы продолжали жить в доме на Серафимовича. Вдова Федора Михайловича, Елизавета Федоровна погибла военной зимой 1942. Двое из их четверых детей жили в родительском доме уже с собственными семьями на правах соседей по коммунальной квартире. Жильцы других комнат приезжали и уезжали. Кто-то оставался надолго. Так, в 1928 в квартире на Серафимовича получила комнату семья архангельского рабочего Игнатия Ивановича Безсонова. Адрес станет для него последним. Он проживет здесь десять лет. Его вдова Евстолия Платоновна и трое детей — почти полвека.

Источники информации: